Об особенностях реализации потенциала занятий туризмом

С.М.Губаненков

Величина реализации образовательного потенциала занятий туризмом обуславливается множеством факторов, но в первую очередь зависит от отношения к своему ремеслу педагога-туриста. Значение имеет и учреждение, в котором трудится педагог, хотя, конечно же, любой педагог имеет возможность поискать для работы такое учреждение, в котором лично ему хорошо бы работалось. Но чтобы такой поиск увенчался не случайным успехом, необходимо, чтобы педагог хорошо знал себя самого: свои возможности и свои предпочтения. Такое бывает с ним ближе к пенсии, поэтому первые свои работы он ищет, руководствуясь бытовыми резонами. И тогда «бытие определяет сознание» педагога, в том числе и его отношение к целям организации занятий туризмом и в целом к туризму, как методу обучения, воспитания и развития.

Потенциал занятий туризмом по-разному реализуется в учреждениях общего и дополнительного образования, и также по-разному – в разных школах и разных учреждениях дополнительного образования. Школы бывают сельскими и городскими, «с уклонами» и без уклонов, кадетскими корпусами, гимназиями. Учреждениями дополнительного образования называются и дворцы творчества юных, и спортивные школы, и могут называться подростково-молодежные центры. Я не возьмусь за описание всех особенностей реализации образовательного потенциала туризма во всех образовательных учреждениях, потому что в этом случае никогда не смогу закончить начатое описание. В данной статье я приведу лишь несколько своих наблюдений, а затем настанет черед того, что я во вступлении назвал литературными иллюстрациями. Итак.

Я уже говорил, что в туризме, как методе обучения, воспитания и развития, в силу большого многообразия условий его применения, не существует твердых канонов этого применения. И не всегда на практике существуют структуры, наблюдающие за соблюдением тех канонов, которые есть. К таким структурам я отношу маршрутно-квалификационные комиссии, отсутствие которых делает занятия туризмом не вполне безопасными. Но и член маршрутно-квалификационной комиссии не выходит на маршрут вместе с педагогом и группой, поэтому там, на маршруте, педагог обладает большой свободой для профессионального творчества, но порой и для непрофессионального самовыражения. В целом это приемлемо, потому что в данном случае педагог имеет возможность заниматься вместе с детьми тем туризмом, который ему интересен, и значит заниматься им хорошо. Подозревать в каждом педагоге-туристе потенциального извращенца мы не будем, потому что в этом случае нам пришлось бы закрыть не только весь детский туризм, но и все оздоровительные лагеря, все интернаты, все спортивные школы, а к каждому учителю в классе приставить персонального специалиста по психическим отклонениям. И об отклонениях говорить мы не будем: и без нас достаточно охотников об этом поговорить. И как раз к этим охотникам я бы приставил персонального наблюдателя, потому что сама «охота на ведьм» уже является психическим отклонением. Я же сейчас расскажу о тех не патологических тупиках, в которые могут забрести педагоги-туристы, работая там-то и там-то. Но и тут я подчеркиваю: «могут» — не значит, что забредут. Особенно если будут знать об имеющейся у них возможности заблудиться. Об этом и речь.

В домах и дворцах творчества юных во много раз чаще, чем в школах, работают специалисты, для которых туризм является основным видом педагогической деятельности. Понятно, что в этом случае они больше времени могут потратить на то, чтобы понять, чем они занимаются вместе с детьми, и достичь большей эффективности и большей целостности своей педагогической практики. Но не бывает плюсов без минусов. Когда педагог занимается только туризмом, большую часть своего рабочего, а иногда и не рабочего времени, он проводит в лесу вместе с детьми, в которых ошибочно может увидеть лишь объект его туристской работы. Эта ошибка приводит педагога к полному одиночеству, и одиночество, которое на самом деле таковым не является, может начать нравиться педагогу. Ему легче «найти себя» и достичь целостности своей педагогической практики, но легче и уйти в эту практику (то есть в себя), спрятаться в ней, затащив с собой своих подопечных, как в скорлупе или в утробе у матери, что, впрочем, одно и то же. В этом случае занятия у таких педагогов могли бы оказаться вредными для юных туристов, если бы не одно «но»: мир, моделируемый педагогом-туристом в процессе занятий, никогда не остается единственным для его подопечных. Образ жизни и социальные связи юных туристов более разнообразны, чем образ жизни и связи их маргинального педагога, дети берут от туризма то, что он может им дать – а это, как мы знаем, немало – но миром туризма не ограничиваются. Так что в этом случае нам имеет смысл говорить не о вреде, а о недостаточной пользе. Но в то же время нам следует помнить, что глубина и цельность мировоззрения педагога-туриста, выражающаяся не только в разговорах возле костра, но и в организации того образа жизни, который педагог-турист предлагает в походах, может производить на юных туристов огромное впечатление. Педагог-турист – это серьезно даже тогда, когда внешне он серьезным не выглядит.

Педагог, для которого туризм является вспомогательным средством не то отдыха, не то воспитания, а основным видом педагогической деятельности является школьное преподавание, редко бывает настолько же эффективным и цельным в туризме, насколько им может стать педагог дома творчества юных. Он также может впасть в «маразм самовыражения», например, в качестве компенсации за школьную подавленность, но в отличие от кельи леса, в которой большую часть своего рабочего времени проводит педагог дома творчества, школьный учитель практикует туризм в общежительной школе, в которой коллеги не позволяют ему достичь личного туристского просветления, предлагая взамен то, что иногда и с натяжкой можно считать коллективным туристским экстазом. Коллективной медитацией школьных педагогов-туристов является школьный турслет, проведением которого весь туризм в школе может и ограничиться. Такая система туристской работы существует во многих школах, хотя в большинстве случаев какие-то походы и экспедиции некоторыми из участников слетов после, все-таки, совершаются. Как раз в судьбе этих некоторых занятия туризмом и смогут оставить свой воспитательный след. Для большинства же школьников, пусть даже и ежегодно участвующих в школьных турслетах, занятия туризмом не будут иметь никакого значения. Периодическая «развлекуха» – не более.

У нас получается, что слишком глубокое погружение подростков в походный мир педагога-туриста вместо адаптации к будущей жизни может дезадаптировать к ней, а реализация образовательного потенциала туризма на школьных турслетах стремится к нулю и очень часто его достигает. Чтобы не случалось ни того, ни другого, занятия туризмом должны быть сбалансированными. В них должно находиться место и походам и слетам, но считать занимающимися туризмом, а значит и рассчитывать на какой-то эффект этих занятий, следует только участников многодневных походов, спортивных или экспедиционных – не важно. Хотя и походы, и слеты могут быть по-разному эффективными, наличие и тех и других в цикле занятий туризмом делает занятия более технологичными. Экспедиционно-походным объединениям не полезно долго вариться в собственном соку. Они должны встречаться на соревнованиях, на слетах, на конкурсах и сравниваться, причем сравнивать работу объединений будут не только организаторы слетов и конкурсов, не только руководители объединений, но и – что обоснованно пугает многих руководителей – члены туристских объединений. По результатам участия в слете дети могут уйти от одного педагога к другому. И пусть уходят. У оставшегося без детей педагога появится повод задуматься. А думать порою не хочется, порою не можется, поэтому не уверенный в своей состоятельности (или абсолютно уверенный в ее отсутствии) руководитель объединения будет всеми силами искать способы уклониться от участия в слетах, смотрах и конкурсах. В подобной ситуации так поступил бы любой специалист, а педагог-турист будет делать это еще и потому, что участие в слете выковыривает его и его подопечных из скорлупы того мира, в котором он так хорошо обустроился. Но тем важнее проводить слеты и конкурсы, выправляя на них заскоки трудолюбивых педагогов-туристов и приводя к допустимому знаменателю эффективности ленивых и неумелых работников. Но и проводить слеты и конкурсы тоже нужно умело. Необходимо соотносить программу мероприятий не только с целями, но и потребностями конкретных объединений – участников мероприятия. Соревнования, слеты и конкурсы должны помогать педагогу-туристу работать в выбранном им направлении, не нарушая найденную педагогом и вдохновляющую его на работу логику развития объединения, если только эта логика является социально приемлемой.

А теперь перейдем к иллюстрациям: иллюстрациям допустимого поиска цельности и использования туризма для решения локальных задач воспитания.

Теги:

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    Окт »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930